История села Шукк


Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Меню сайта

Поиск по сайту

Вехи истории


















 



Депортация немцев Поволжья

 
     Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» и рядом других постановлений почти миллион человек немецкой национальности был выселен из европейской части СССР на восток страны. Операция носила тотальный характер, то есть депортации подверглось все, без исключения, немецкое население СССР, жившее западнее Урала, кроме районов, к тому времени уже занятых фашистскими войсками. Это решение было принято сталинским руководством в период обострения ситуации на советско-германском фронте из страха перед немецкой «пятой колонной». Применение депортации как репрессивной меры по отношению к немецкому населению СССР было вызвано, по крайней мере, двумя причинами: идеологической, чтобы хоть отчасти объяснить неудачи на фронте наличием внутреннего врага, и экономической, чтобы обеспечить рабочей силой тыловые районы Сибири и Казахстана на время войны и для дальнейшего хозяйственного освоения этого региона.
   Ранее утверждалось, что депортация немцев Поволжья была осуществлена на основе Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. Однако исследование архивных документов показало, что перед этим указом было принято постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа "О переселении всех немцев из Республики немцев Поволжья,Саратовской и Сталинградской областей в другие края и области ”. Другими словами, указ от 28 августа является просто декларативной попыткой придать депортации хоть в какой-то степени "законный ”характер, а непосредственным приказанием к ее исполнению послужило постановление от 26 августа.
    Благодаря все более открытому доступу к архивным документам стало возможным детальное изучение вопроса о депортации немцев Поволжья на основе архивных данных. Опубликованы уже несколько работ по этому вопросу. Из них самым весомым является труд А. Германа - «Немецкая Автономия на Волге», последнюю часть которого он целиком посвятил депортации и произвел ее тщательный анализ. Задача этой статьи заключается в том, чтобы, согласившись в основном с мнением А. Германа, перечитать изданные архивные документы и с новой точки зрения осветить механизм, цели и результаты депортации немцев целого Поволжья, как Автономной республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей. Между прочим, А. Герман утверждает в своей книге, что не было никакого объективного основания для обвинения немцев в измене, о котором говорится в указе от 28 августа. Но существование факта измен, мне кажется, для сталинского режима было не столь важным элементом. Действуя по принципу "подозрительный - наказать", характерному для времени "великого террора", заранее пресекались даже потенциальные возможности измены, а именно во время войны этому принципу следуют особенно строго. Аналогичным примером может считаться депортация корейцев из Дальнего Востока в 1937 г. или поляков с западной границы в 1939 г.
     Руководство депортацией немцев было возложено на НКВД СССР, которому предоставлялось право привлекать к работе по выселению другие наркоматы. Операцией выселения на местах командовала "оперативная группа НКВД" под руководством заместителя НКВД Ивана Серова, затем под ней установилась упорядоченная система командования: "областные оперативные тройки", "участковые оперативные тройки" и "оперативные группы". Перед депортацией на место проведения операции было командировано 1550 сотрудников НКВД и 3250 работников милиции, также были направлены войска НКВД в общем количестве 12,350 человек. На фоне присутствия таких крупных сил подготовка к выселению была проведена чрезвычайно быстро.
    Оперативные группы выезжали в колхозы, поселки и города, и заполняли учетные карточки на каждую семью, подлежащую выселению. На основе этих данных участковые оперативные тройки составляли план проведения операции с учетом численности выселяемых, наличия подвод и автотранспорта, маршрутов к станциям, и количества оперативного состава. Эта работа началась 29-го августа, а уже 3-го сентября первые эшелоны с депортированными отправились из Поволжья, то есть, все подготовительные работы прошли чрезвычайно быстро, не более чем за неделю.
     По "Таблице о движении эшелонов с депортированными немцами" (далее "Таблица"), которая составлялась на основе архивных данных о депортации (станция, дата, численность во время погрузки / разгрузки), можно проследить передвижение 451,806 немцев в 188 эшелонах из Поволжья. Операция выселения началась 3-го сентября, а закончилась 21-го, на один день позже, чем планировалось. Депортировали немцев с 30 станций Поволжья, а самое большое число эшелонов было отправлено со станции Покровск. В ходе 19-дневной операции ежедневно выселялось по несколько десятков тысяч человек; максимум составил 38,420 человек (8 сентября), а в среднем выселялось более 23 тысяч человек в день. Из-за того, что отправлялось много эшелонов одновременно, на железных дорогах образовывались пробки.
    Немцы были отправлены в Сибирь (Новосибирская и Омская области, Алтайский и Красноярский края), а также прилегающие к ней области северо-восточного Казахстана. А. Герман писал, что "чтобы не загружать основные железнодорожные трассы, по которым шли к фронту воинские эшелоны, передвижение составов с поволжскими немцами в Сибирь и Казахстан осуществлялось кружным путем" на юг. Но данные "Таблицы" вызывают сомнение в этом. Подсчитав среднее число дней в пути до станций назначения по административному разделению, можно видеть, что кружным путем на юг проходили только эшелоны к территориям на восток от Новосибирска, а эшелоны в другие регионы (Кустанайскую, Северо-Казахстанскую, Акмолинскую, Омскую и Павлодарскую области) проходили через Чкалов прямо по Транссибирской железной дороге (путь на север).
     Из-за погрешностей, имеющихся в "Таблице", невозможно точно определить изменения численности в пути. По далеко не полным данным, в эшелонах умерло 165 человек, были также случаи родов, отставаний от поезда и побегов.
     Из Сталинградской области 26,880 немцев было отправлено водным транспортом в Астрахань, оттуда по Каспийскому морю на пароходах до Гурьева и лишь затем железнодорожным транспортом к Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областям. У большинства немцев, никогда не видевших моря, оно вызвало страх, отмечено даже возникновение паники в ожидании отправления.
       По"Таблице" можно также судить о характере депортации в целом. При рассмотрении станций прибытия, прослеживается неслучайная закономерность в соответствиях мест назначения и номеров эшелонов. Кроме того, рассмотрение дат отправления эшелонов показало, что эшелоны отправлялись не по номерам, а одновременно из всех регионов Поволжья. Номера необходимы для идентификации эшелонов во время отъезда / приезда и при движении, они не могли быть распределены во время составления отчета, значит, для того, чтобы все эшелоны действительно двигались согласно "Таблице", необходимо было до начала операции завершить всю подготовительную работу, подсчитать количество эшелонов и определить дни отправления. Таким образом, "Таблица" показывает тщательную спланированность и хорошую подготовленность депортации. Однако с другой стороны можно указать и на некоторые погрешности в проведении операции. Одним из примеров являются, как указывает А. Герман, цифровые неточности в документах, а наиболее типичными были пропуски (7 случаев) и добавления номеров, имеющие место в "Таблице". Это означает, что людская численность, подсчитанная при подготовке операции, иногда не соответствовала действительности и исправлялась прямо на местах погрузки. Тем не менее тщательная спланированность депортации немцев Поволжья указывает на наличие у властей накопленного в ходе прошлых депортаций народов и массовых чисток опыта репрессий.       

      Первый этап депортации прошел организованно, но все, что касалось осуществления мероприятий по адаптации переселенного контингента на новых местах жительства, оказывалось на втором плане для советских руководителей. Та часть директивных и нормативных актов, которая должна была запустить этот механизм, изобиловала неполнотой формулировок, с одной стороны, и жесткостью требований исполнения этих предписаний местными органами — с другой.     
      Автономная республика немцев Поволжья была ликвидирована, на основании указа президиума Верховного Совета СССР "Об административном  устройстве территории бывшей республики немцев Поволжья" от 7 сентября 1941 года; 7 ее кантонов были включены в состав Сталинградской области, а остальные 14 кантонов - в Саратовскую область. Не осуществился замысел властей о заселении земель бывшей Немреспублики эвакуированными людьми. Хозяйство региона было разрушено и депортация немцев Поволжья принесла государству миллиардные убытки. Между прочим, постановление от 26 августа сразу было передано на места переселения немцев. В Сибири и Казахстане принимались постановления об их приеме и создавались, так же как при операции выселения в Поволжье, оперативные тройки для приема и расселения немцев, районные оперативные тройки для подготовки жилья, транспортных перевозок, обеспечения питанием и т. д. Постановлением предписывалось осуществлять переселение немцев целыми колхозами, однако в действительности их разделяли на несколько групп на станциях разгрузки и в итоге депортируемые размещались среди русских колхозников почти посемейно. Поэтому можно сказать, что в новых местах поселения их поставили в положение "изолированных островов в океане" иных народов.
      Как уже было сказано, намерение депортировать немцев первоначально основывалось на идее об исключении потенциально опасного элемента. Но положение немцев после депортации указывает на то, что, в условиях нехватки рабочих рук в тяжелое военное время, их рассматривали как "даровых работников".
В 1942 г. руководство страны принимает решение о мобилизации немцев в рабочие колонны для использования их на предприятиях и стройках НКВД СССР. Это было вызвано, вероятно, исключительно тяжелой ситуацией на фронте и в тылу. Необходимо было срочно налаживать строительство и производство различных предприятий. Нужны были рабочие руки. Они были найдены; в том числе и среди депортированных немцев. Особенно отчетливо такое отношение просматривается в явлении "трудармии", когда почти все трудоспособные немцы были привлечены на принудительные работы. Развитое общество немцев в Поволжье вследствие депортации было полностью разрушено. Эта депортация также ускорила ассимиляцию немцев в русскоязычном обществе.  Использованы материалы с сайтов:


Депортация села Шукк (Грязноватка)
(По рассказам и воспоминаниям моего отца Миллера Доминикуса)
 

Трагическая судьба села Шукк , как и всех остальных в немецком Поволжье началась 16 сентября 1941 года, именно в этот день по воспоминаниям и рассказам моего отца Миллера Доминикуса Иосифовича 1925 г.р., уроженца села Шукк , согласно указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г., началось переселение всех жителей села Шукк / Грязноватка в Сибирь в Красноярский край. Ближе к вечеру 16 сентября 1941 года, где-то около 16 часов местного времени была дана команда об начале переселения, все дома были заперты, оставшийся скот был выпущен на улицу, все жители села, без исключения  с необходимымыи вещами и продуктами питания, которые каждая семья приготовила заранее, забив по поросенку и приготовив хлеб, были усажены в обозы, запряженные лошадьми и быками и колонна, сопровождаемая солдатами НКВД направилась в направлении села Гримм - это был тогда кантонный центр Каменского(Гриммского) кантона и находился примерно в 17 километрах северо-восточней от села Шукк. Люди несмотря на обиды и возмущения всеже покорились судьбе, ехали молча, а кто-то плача по родным местам, питал  еще надежду на возвращение домой. Где-то к 20 часам этого же дня прибыли в село Гримм. Село уже было пустое, так как его жители были департированны днями раньше и только рев бродячего скота и  лай собак напоминали об когда-то бурлящей там жизни его обитателей. В селе Гримм был устроен ночлег, обозы были распряжены, для того чтобы ночью попасти лошадей и быков. На утро 17 сентября 1941 года, где-то около 8 часов утра колонна направилась в направлении села Золотое- это было исконно русское село и располагалось на самом берегу реки Волга. В село Золотое прибыли уже ближе к вечеру. К пристани реки Волги у этого села были подогнаны баржи, на которые в этот же вечер были усажены люди и они направились вверх по течению в направлении к пристани села Увек. Люди на баржах были размещены очень тесно и еще одним неудобством было то, что на них имелся всего один туалет и людям приходилось выжидать в очереди для выполнения своих  необходимых надобностей. До Увека плыли почти всю ночь и на рассвете 18 сентября 1941 года прибыли к его пристани. Увек находится  на правом берегу в пригороде города Саратова и является еще и железнодорожной станцией и здесь же была железнодорожная переправа через Волгу, после 1935 г. ж/д мост. В этот же день на станции Увек все жители села Шукк были усажены в товарные вагоны эшелона № 836,  этот эшелон состоял полностью из жителей  только этого села и сразу после посадки он был отправлен по намеченному маршруту.
          В начале пути от Увека до станции Соль-Илецк ехали по тогда Рязано-Уральской железной дороге по этой дороге проезжали крупные станции Урбах, Ершов, Озинки, г.Уральск, Казахстан. На станции Соль-Илецк повернули на юг в направлении Средней Азии и дальше от этой станции до станции Джусалы ехали по тогда Оренбургской железной дороге на пути следования по этой дороге проезжали крупные станции Акбулак, г.Актюбинск, Кандагач, Эмба, Челкар, Саксаульская, Казалинск. От станции Джусалы до узловой станции Арысь ехали по тогда Ташкентской железной дороге на пути по этой дороге были крупные станции г.Кзыл-Орда, Чиили, Туркестан. На пути следования было очень много остановок, но самая продолжительная в двое суток была на этой станции Арысь, здесь еще по словам отца произошла встреча с с двоюродным братом его отца, который был раскулачен в 30 годах и сослан в Узбекистан. Далее маршрут от станции Арысь до станции г.Семипалатинск пролегал по Туркестано-Сибирской железной дороге (ТуркСиб) по ней проезжали крупные станции: г.Чимкент, г.Джамбул, мимо Алма-Аты, где повернули на север, Сары-Озек, Уш-Тобе, Мотай, г.Аягуз,Чарская. От г. Семипалатинска до станции Мариинск ехали по тогда Томской железной дороге, на пути следования были крупные станции Рубцовка, Алейская, Барнаул, Алтайская, Усть-Тальменская, Черепаново, Искитим, Инская, г.Новосибирск, Сокур, Болотная, Юрга, Тайга и Анжерская. И наконец на завершающем этапе от станции Мариинск до станции Бугач под г. Красноярском маршрут проходил по Красноярской железной дороге. Эшелон  № 836 прибыл на станцию Бугач 3 октября 1941 года. Там почти 200-летняя совместная жизнь односельчан Шукк завершилась на всегда, там они в последний раз смогли видеть друг друга вместе, так как впереди их  каждого уже ждала своя отдельная история, своя отдельная судьба, у них у всех была отнята их маленькая Родина, где они все жили вместе и теперь, как поется  в одной известной песне их адрес стал и не дом и не улица их адрес стал весь Советский Союз и надеждам вернуться домой на Волгу так и не суждено  уже было осуществиться. Со станции Бугач все жители были распределены и развезены по селам Емельяновского и Иланского районов Красноярского края.
Мой отец с родителями и младшей сестренкой и еще некоторые родственники попали в Емельяновский район, деревню Барабаново, на берегу реки Енисей и там они перезимовали до весны 1942 года, затем согласно постановления Государственного Комитета Обороны "О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет" от 10 января 1942 года, была произведена мобилизация всего немецкого населения с 17 до 50 лет в трудармию. Моему отцу было на момент призыва 16,5 лет, но он был призван и при первой навигации по Енисею отправлен на Таймыр в Дудинку,  где и прорыбачил в условиях заполярного холода в  рыболовецком колхозе " Красный Дудинец ", Дудинского района с 1942 по 1949 год. Его мать Миллер (Зибен) Елизавета 1906 г.р. была отправлена в трудармию в тогда Бурят-Монголию, где проработала с 1942 по 1945 год, а его отца  Миллера Иосифа 1906 г.р., так как  он был инвалидом по утере левой руки с сестренкой Марией 1938 г.р. оставили в селе Барабаново. До 1945 года семья была разорвана на куски в 1945 вернулась моя бабушка и только в 1949 по возвращении отца , произошло полное воссоединение семьи. Брат деда Миллер Иоганнес 1911 г.р. сначала был призван в Краслаг, а затем переведен в Усольлаг,  где и погиб в 1943 году по неизвестным обстоятельствам. Аналогичные или еще более трагичные ситуации коснулись  всех немцев бывшего СССР, на долю всех выпала нелегкая судьба испытаний, голода, холода, многим в этих  невыносимых условиях не удалось выжить. До 1956 года все находились под комендантским надзором, а по снятию ограничений вернуться домой на Волгу было запрещено и  теперь каждый искал свою дорогу в жизни, многие в том числе и мои родственники в 1958  году при поднятии целины в Казахстане, перебрались в Казахстан для освоения целинных земель и снова пахали, сеяли, убирали урожай, создавали новые села, но это  была уже совсем другая история... Составил автор сайта.


Смотрите также:
Сайт:  "Железные дороги СССР 1940-1952 годы"
Карты:   * Схема ж.д. СССРРязано-Уральская ж.д.  *   Оренбургская ж.д.Ташкентская ж.д.  * 
                                   * Туркестано-Сибирская ж.д. * Томская ж.д. * Красноярская ж.д. *
Приложения:   А.А. Герман "Немецкая Автономия на Волге 1918-1941"
                           приложение 13:                   *  1  *  2  *  3  *  4   * 
                                    Приложение 14:   *  1  *  2  *  3  *  4  *  5  *  6  *  7  *  8  *  9  *
 



 

"История села Шукк" http://shuck.ucoz.ru
Copyright MyCorp © 2017
Rambler's Top100